О методике от автора

I.A.Belousova

Почему именно метод "глубокого погружения" так эффективно работает и чем он кардинально отличается от классических способов изучения языка?

 

На самые часто задаваемые вопросы гостей нашего официально сайта отвечает президент Фонда «Хилтон», автор методики «глубокого погружения», глава комиссии по обучению иностранным языкам при московском правительстве Ирина Белоусова.

— Кто ваши преподаватели? Какое у них образование?

— Наших педагогов мы воспитываем сами в течение многих лет. Так как наша методика довольно специфична, иногда и профессор с огромным преподавательским стажем не сможет дать человеку за 10 дней погружения столько, сколько дают наши, казалось бы, рядовые педагоги. Лучших студентов языковых факультетов ВУЗов мы приглашаем на регулярные курсы, где обучаем нашей интенсивной методике. Затем лучшие с регулярных курсов помогают нашим основным педагогам во время «погружений». И если мы чувствуем, что это наши люди, что это фанаты, что они, как говорят, «улетевшие», тогда мы приглашаем их работать к нам. Постоянные стажировки будущих учителей в нашем лагере – отличная возможность для них самих подтянуть язык. В наше время ведь не редкость, когда выпускники языковых ВУЗов не в состоянии грамотно говорить по-английски, но при этом все преподают, все зарабатывают деньги. А если учитель не говорит, как ученик заговорит?

— Какие гарантии вы можете дать, что я заговорю по-английски?

— Мы осознаем, что для обычного человека ни с того ни с сего переключиться на круглосуточный английский – это полный экстрим. Медиками доказано, что человек может выдержать в экстремальных условиях 10 дней, поэтому наше погружение длится именно столько. Иногда случается, что примерно день на третий-четвертый организм начинает «бастовать» – женщины себя жалеют, плачут, мужчины вспоминают про алкоголь. Здесь нужно иметь мощную мотивацию, силу воли, чтобы сказать себе «стоп, успокойся, все хорошо, я должен через это пройти, мне это нужно». Хотя в последнее время мы все реже сталкиваемся с такими проявлениями, потому что к нам все больше приходят люди очень мотивированные, с четко обозначенными целями. Думаю, что это касается не только Хилтона, это общая тенденция в нашем обществе.

— Все ваши студенты руководители крупных предприятий?

— Нет, не обязательно! Чем выше должность человека, чем больше амбиций, тем, как ни странно, больше комплексов. И вот такой человек, который привык всем указывать, приходит к нам,  и ему приходится со всеми наравне танцевать, ползать на четвереньках, потому что по условию игры он, предположим, крокодил. Но к вечеру первого дня все комплексы, как правило, исчезают. Часто к нам приезжают люди, которые перепробовали все и почти отчаялись овладеть языком. А мы им помогаем. Возвращаем веру в себя, в то, что английский – это удовольствие, а не тяжелая повинность.

— Говорят, что английский быстро забывается, если им не пользоваться?

— Распространено мнение, что нет смысла учить английский, если нет возможности сразу погрузиться в англоязычную среду – материал якобы тут же забывается. Это мнение лентяев. Мнение тех, кому нужно оправдание, почему у них не получилось. Оправдание тому, что ты провел вечер не с книжкой на английском, а у телевизора. К сожалению, таких людей большинство, таких 95 процентов. Для оставшихся пяти существует только цель, им наплевать на то, что думают об этом лентяи и дилетанты. Сейчас распространена теория, что мысль материальна. И это так! Если ты живешь с установкой, что в силу определенных причин ты никогда не выучишь английский, ты и получаешь в итоге свое «никогда».

— Правда, что у вас учились очень известные люди?

— Да, на нашем курсе обучались известные политики и представители шоу-бизнеса. Например, нашим студентом был Юрий Петрович Трутнев, ныне советник президента. Тогда он возглавлял частную фирму «Ex limited». Позже он шутил, что не знал что такое «ex» и что такое «limited», поэтому решил выучить английский. Мы занимались индивидуально каждый вечер до 2 ночи,  потому что сразу после нашего курса он собирался лететь на переговоры в Голландию. Каждая ночь у нас была тематической – сегодня мы в ресторане, завтра мы в аэропорту, послезавтра у нас шопинг. Для него не было мелочей. После чего Юрий Петрович улетел в Голландию без переводчика, общался везде самостоятельно и договоры подписывал без посторонней помощи. Вскоре он стал мэром города, потом губернатором края, потом министром природных ресурсов. Теперь вот советник президента.

— Почему ваш офис расположен в Перми?

— Многие наши зарубежные партнеры удивляются, когда узнают, что наш головной офис находится в Перми, а не в Москве: «Как? Ведь все лучшее в столице!» Не всегда. Зачастую провинция может предложить гораздо более жизнеспособную альтернативу московским образовательным центрам. Именно потому, что провинцию еще не захлестнул культ денег, здесь еще есть место энтузиазму. Конечно, мы не бессребреники, но у нас на первом месте дело, все остальное – приятное дополнение. Пока далеко не всем пермякам оно по карману и, в основном, у нас обучаются иногородние. Но мы постоянно делаем все возможное для того, чтобы сделать обучение более доступным для каждого желающего. Именно поэтому мы организовали 7-дневные тренинги методом «глубокого погружения» на базе нашего головного офиса. Теперь метод «глубокого погружения» стал ещё доступнее, а группа студентов бывает сформирована уже за месяц до начала тренинга. Мы искренне рады популярности курса и желанию россиян говорить по-английски!

До встречи на «погружении»!